«и вот закружились... их танец был выше стыда,
казалось, что с ними должна приключиться беда,
что радость разрушат, что так хорошо на земле
не может быть людям, привыкшим вращаться во зле,
что небо растопчет наземную их красоту...»